головная боль

Мучает боль — спасаемся анальгином: уместна ли формула при грудном вскармливании?

В далёкие советские времена, когда полки торговых точек (в том числе аптек) выглядели удручающе голыми, а разноцветные импортные упаковки казались чем-то сказочным, существовала универсальная формула лечения всех болезней: если беспокоит внутри — выпить анальгин, если снаружи — намазать преднизолоном. Анальгин и сегодня является едва ли не самым распространённым обезболивающим препаратом, который используется как «скорая помощь», особенно если страдания становятся невыносимыми. Но допустимо ли это средство во время грудного вскармливания? Ответ на этот вопрос требует изучения основных свойств препарата и особенностей его воздействия на организм, как взрослый, так и детский.

Совсем немного истории

На этом моменте хочется остановиться потому, что история анальгина похожа на трагическую человеческую судьбу: по сути, это — путь от восторженного признания до полного неприятия.

анальгин
История анальгина занимательна и поучительна

Начиналось все очень радужно. Дело в том, что анальгин, праотцом которого принято считать немецкого химика Людвига Кнорра, был одним из первых обезболивающих препаратов ненаркотического действия и первым веществом данного ряда, которое удалось использовать, минуя желудочно-кишечный тракт (кстати, слово «анальгин» означает «отсутствие боли»: от древнегреческого «алгос» — боль и приставки «а(ан)», означающей отрицание, отсутствие чего-либо).

Поскольку боль сопровождает человечество на протяжении всей его истории, неудивительно, что и попытки найти способ избавиться от этого мучительного состояния предпринимались всегда. Но вплоть до начала ХХ века все эти способы так или иначе сводились к тому, чтобы временно «вырубить» страдальца. Для этого использовались различные наркотические вещества, включая алкоголь, а иногда и более радикальные средства.

Доктор Комаровский в свойственной ему тонкой и остроумной манере рассказывает об оригинальном способе анестезии, которую, судя по археологическим раскопкам, использовали древние скифские хирурги. Перед тем как ампутировать больному поражённый орган, например, конечность, ему «прописывали» ощутимый удар по голове, после которого можно было спокойно проводить операцию (на черепах скелетов, имеющих следы ампутации, обнаружены характерные вмятины, так что «анестезия» была весьма серьёзной).

С открытием анальгина в медицинской науке произошёл настоящий переворот: врачи получили возможность избавлять пациентов от боли, не только не разбивая им головы, но и не травмируя психику (как это происходило при использовании наркотиков).

опиумный мак
Опиумный мак — одно из первых обезболивающих, используемых человечеством

По степени «революционности» анальгин, пожалуй, можно сравнить с пенициллином: если антибиотик помог спасти огромное количество жизней в период Первой мировой войны, то анальгетик оказался незаменим во время Второй, когда его начали массово применять в военных госпиталях Германии.

Эйфория по поводу нового обезболивающего просуществовала вплоть до начала 70-х годов прошлого столетия, пока вдруг не выяснилось, что безрецептурное и повсеместное использование препарата вовсе не так безопасно, как могло показаться. Более того, среди возможных побочных реакций препарата была зафиксирована… смерть!

Доказано, что анальгин, особенно при длительном приёме, вызывает серьёзные изменения в составе крови, в частности, приводит к уменьшению уровня лейкоцитов (в частности, моноцитов), в результате чего естественные защитные функции организма резко снижаются.

Моноциты
Моноциты — это клетки крови, уничтожающие внешних врагов и внутренних «предателей»

Моноциты — это клетки, которые выполняют в нашем организме своего рода полицейские функции. Этот процесс имеет научное название «фагоцитоз». Специально обученные «воины» обнаруживают, задерживают и уничтожают всех внешних и внутренних врагов системы, включая патогенные грибы, микробы, вирусы, раковые клетки, любые инородные тела и отходы жизнедеятельности организма.

Неудивительно, что опубликованные в 1986 году данные о том, что анальгин убивает мноциты, имело эффект разорвавшейся бомбы. В целом ряде стран, таких как Дания, Швеция, Голландия, Великобритания, Ирландия, Германия, США, Япония, Австралия, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и многие другие, на правительственном уровне было решено полностью отказался от использования препарата (он попросту был изъят из обращения и запрещён). Всемирная организация здравоохранения однозначно считает анальгин опасным и вредным для здоровья и рекомендует всячески ограничивать его использование.

Сегодня анальгинсодержащие лекарства можно приобрести без рецепта лишь в России, Украине и нескольких развивающихся странах. Тема данной статьи не предполагает поисков ответа на вопрос, почему так происходит, наша задача лишь — дать читателю информацию, необходимую для принятия осознанного решения. Напомним лишь очевидное: кормящая мама принимает такое решение не только в отношении себя: от него зависит здоровье и жизнь ещё одного человека.

Международное и торговые названия, возможные формы выпуска

Официальное название анальгина — метамизол натрий. Приобретая в аптеке то или иное «новомодное» обезболивающее, откройте инструкцию и уточните действующее вещество. Если вы видите словосочетание «metamizole sodium» либо «metamizole natricum», — знайте: перед вами обычный анальгин. К слову, следует отметить, что подобный препарат отечественного производства стоит буквально копейки, в то время как под красивыми и незнакомыми названиями вам могут предложить тот же самый запрещённый во всём цивилизованном (и даже не очень цивилизованном) мире метамизол, но по более высокой цене.

Например, торговыми названиями метамизол натрия, кроме анальгина, являются:

  • Баралгин;
  • Девалжин;
  • Дипирон;
  • Илвагин;
  • Небагин;
  • Нобол;
  • Оптальгин-Тева;
  • Пенталгин;
  • Спаздолзин;
  • Темпалгин;
  • Торалгин.

Некоторые из указанных выше лекарств являются комбинированными. Это значит, что, помимо метамизола, в их состав входят также других активные вещества, за счет чего повышается общее фармакологическое действие. Например, в баралгине присутствуют спазмолитические компоненты, в темпалгине — успокоительные, в пенталгине — наркотические и успокоительные (правда, сейчас пенталгин стали выпускать с безопасным парацетамолом вместо сомнительного метамизола). Такая смесь вовсе не отменяет опасности, которую таит в себе метамизол. Напротив, при использовании многокомпонентных препаратов всегда нужно проявлять повышенную осторожность.

Что касается форм выпуска препарата, наиболее распространённой из них, конечно, являются таблетки. Однако, как мы уже упоминали, метамизол можно применять, минуя желудочно-кишечный тракт. Благодаря хорошей растворимости вещества в воде, лекарство выпускается в виде раствора для инъекций. Кроме того, существует метамизол в свечах (этот препарат называется Спаздолзин).

Особенно трогательно, что в то время как подавляющее большинство стран отказывается от использования анальгина, у нас он продаётся даже в специальных «детских» формах — таблетки по 50, 100 и 150 мг (обычная взрослая доза 500 мг) и свечи по 200 мг (взрослая доза 650 мг).

Фотогалерея: различные торговые названия и формы выпуска анальгина

Фармакологическое действие, показания к применению и дозы

Обезболивание является основным, но не единственным эффектом, ради достижения которого применяется метамизол. Препарат также имеет противовоспалительное и жаропонижающее действие, причём если остановить воспалительный процесс значительно лучше помогают другие широкодоступные препараты, то от боли и гипертермии анальгин, действительно, помогает.

И все же для снижения температуры тела мы редко принимаем анальгин, как правило, за заветную упаковку человек хватается именно тогда, когда его мучают боли. Об этом и поговорим.

В качестве серьёзной анестезии метамизол не работает. Когда речь идёт об облегчении страданий человека, получившего тяжёлую травму, термический ожог или умирающего от рака, назначаются наркотики. Анальгин — это палочка-выручалочка, если разболелся зуб, трещит голова, мучает радикулит или ноет живот в «критические дни».

зубная боль
Головная или зубная боль — обычная причина приема анальгина

А теперь самое главное: анальгин не лечит! Этот препарат предназначен для того, чтобы обмануть организм, а точнее, головной мозг. Метамизол как бы устанавливает невидимую преграду между «ситуацией на местах» и «центром принятия решения»: сигнал SOS не доходит до «начальства», и оно пребывает в блаженном неведении относительно реального положения вещей. Но ведь это положение может оказаться плачевным, правда?

Таким образом, цепочка событий обычно выглядит примерно так.

  1. В мозг поступает сигнал о том, что с головой (животом, зубом, суставом — ненужное зачеркнуть) что-то не так.
  2. Вместо правильной реакции на сигнал — обращение к доктору — мы принимаем таблетку.
  3. Мозг прекращает получать тревожные сигналы и воспринимает это как решение проблемы. Так маленький ребёнок, закрыв ручками глаза, полностью уверен в том, что его никто не видит (есть ещё хороший пример со страусом).
  4. Поскольку на самом деле причина возникновения боли никуда не делась, ситуация продолжает развиваться, но уже полностью бесконтрольно.
  5. В конце концов боль возвращается, и… мы принимаем следующую таблетку.
  6. Очевидно, рано или поздно лекарство перестанет помогать, и мы все же обратимся к врачу, то есть совершим то, что нужно было сделать ещё в пункте № 1.

Вывод очевиден. Обезболивающие препараты адекватный человек может принимать только в двух случаях:

  • когда необходимо пережить несколько часов ДО обращения к врачу (например, если вы проснулись ночью от сильной зубной боли, совершенно понятно, что до стоматолога вы сможете добраться не раньше утра);
  • когда источник боли совершенно понятен, и есть объективные основания считать, что медицинская помощь не нужна (условно говоря, голова всегда болит на погоду, живот — в первый день менструации и т. п.).

Что касается дозировки. Разовое количество метамизола не должно превышать 500 мг. Если боль не очень интенсивная, лучше принять половину. В особо тяжёлых случаях допускается один грамм, то это — максимум. В течение суток доза препарата не может быть больше чем три грамма, при использовании инъекций — два грамма (это соответствует восьми «кубикам» 25%-го раствора или четырём «кубикам» 50%-го раствора анальгина).

Детям педиатры могут прописать анальгин из расчёта 5–10 мг на килограмм веса (разовая доза), количество приёмов — от двух до четырёх.

Побочные эффекты и противопоказания

О том, как анальгин действует на иммунитет, мы уже сказали. Увы, неприятности этим не ограничиваются.

Помимо лейкопении и агранулоцитоза (это и есть то самое патологическое состояние, которое вызвано изменением состава крови, оно имеет свои, весьма серьёзные симптомы, от страшного воспаления слизистых оболочек с язвами и некрозами до болей в животе, кровотечений, воспалений лёгких, патологий мочеполовой системы и прочих «неприятностей»), приём анальгина может вызвать развитие:

  • интерстициального нефрита (воспаление почек);
  • гепатита (поражение печени);
  • альвеолита лёгких (проблема, которая может привести к кислородной недостаточности и тяжёлым нарушениям обмена веществ);
  • поражений кожного покрова и слизистых (синдром Лайела);
  • злокачественной экссудативной эритемы.

Кроме того, препарат может угнетающе действовать на функции костного мозга, а также вызывать серьёзные аллергические реакции, вплоть до отёка Квинке и анафилактического шока.

При бронхиальной астме, заболеваниях крови, нарушениях со стороны печени и почек и, разумеется, индивидуальной непереносимости анальгин противопоказан.

бронхиальная астма
При бронхиальной астме анальгин противопоказан

Несмотря на все эти ужасы, отметим, что, наряду с официальной (озвученной Всемирной организацией здравоохранения) позицией, существует и другая. Так, ярые защитники анальгина говорят о том, что риски на самом деле не так уж велики: тяжёлые последствия, дескать, возникают не чаще двух раз на миллион, если считать по «человеко-дням».

Конечно, все в мире относительно, но мы все же приведём всего одно абсолютное число: только в Голландии за 16 лет (с 1974 по 1990 год) зарегистрировано 425 случаев агранулоцитоза у людей, принимающих анальгин, причём, как правило, весьма непродолжительное время. Кстати, Швеция запретила препарат на основании собственных статистических данных, ещё более «утешительных», чем те, на которые ссылаются апологеты лечения анальгином: один случай агранулоцитоза на три миллиона пациентов!

«Адвокаты» метамизола любят приводить ещё один аргумент: большое количество побочных последствий от анальгина объясняется не тем, что препарат «плохой», а, напротив, тем, что его пьют чуть ли не все подряд, а потому и материала для статистики значительно больше (то есть, образно говоря, мы оба воры, просто меня поймали, а тебя нет).

Есть ещё более экзотический довод: анальгин обладает какими-то неведомыми «нацистскими» свойствами: изнеженных жителей благополучных европейских стран он может убить с вероятностью в 17%, более выносливые болгары рискуют всего на 3%, а с русскими «шансы» вреда от метамизола и вовсе сводятся до жалких 0,1%. Словом, что для русского хорошо, для немца — смерть. На всякий случай уточним: подобные «генетические теории» на сегодняшний день не нашли никакого научного подтверждения!

Совместимость с грудным вскармливанием

Это просто удивительно, но далеко не все производители анальгина указывают в инструкции к препарату о том, что его нельзя принимать во время грудного вскармливания. Справедливости ради отметим: никто не говорит, что можно; просто «забывают» сказать о том, что нельзя. Некоторые компании советуют, принимая анальгин, прекратить кормление и лишь немногие указывают период лактации как прямое противопоказание.

Поскольку, запихивая в себя таблетку (особенно если это делается без рецепта врача), мы сами принимаем на себя все возможные риски, а в случае с кормящей мамой, эти риски касаются не только нас, отсутствие прямого запрета в инструкции — аргумент недостаточный.

Лечась, а, вернее, спасаясь анальгином, мы подвергаем себя двойной опасности: той, которая связана с игнорированием причины боле, и той, которую несёт сам препарат. Но для того чтобы понять, насколько рискует малыш, нужно для начала уточнить, какова вероятность попадания действующего вещества в грудное молоко.

В конце позапрошлого века по всей Москве славился детский доктор Нил Федорович Филатов. Был он быстр в решениях и движениях, к детям ласков, к небрежным родителям суров. Как-то на масленицу пригласили его к ребёнку богатейшего купца. Приехал, постоял, озираясь, в просторной прихожей, имевшей явные следы масленичного разгула. Не снимая шубы, сказал: «Ведите!» В детской взглянул на посиневшее личико и дёргающееся в руках няньки тельце — и назад. За ним бросились, ловили за полы: «Ваше превосходительство! Хоть словечко-то скажите!» Сев в сани, упавшему на колени купцу бросил: «Ваш ребёнок пьян, небось обойдётся. А кормилицу гоните в шею». И уехал.

В.Прозоровский

https://www.nkj.ru/archive/articles/4302/

Разумеется, смысл этого исторического анекдота в том, что великий доктор увидел рядом с больным ребёнком мертвецки пьяную кормилицу, после чего просто «сложил два и два». Алкоголь проникает в грудное молоко практически сразу и беспрепятственно. То же самое происходит с метамизолом натрия!

грудное вскармливание
Анальгин проникает в грудное молоко практически беспрепятственно

Иными словами, принимая анальгин в период грудного вскармливания, мы в полной мере подвергаем малыша всем рискам, с которыми связано действие этого препарата на организм — вплоть до тяжелейшего агранулоцитоза и летального исхода. И если после этого молодой маме будет интересна «оптимистичная статистика» про один случай на два миллиона либо псевдонаучные теории об уникальности славянской крови, — значит, голова у неё болит слишком сильно, и анальгин здесь вряд ли поможет.

А чем же заменить?

Ещё раз. В период грудного вскармливания, равно как и в любой другой период, нужно лечить, а не устранять боль. Искать причину, а не бороться со следствием.

Но врач не всегда находится рядом, а болезнь может отступать медленно, и в качестве экстренной и исключительной меры, конечно, можно пойти по пути «уколоться и забыться». Выбирая препарат, кормящей маме следует поставить во главу угла его безопасность, даже если решение будет принято в ущерб эффективности.

Общепринятые медикаменты, совместимые с грудным вскармливанием, — это парацетамол и ибупрофен. Помимо жаропонижающего эффекта, они также могут использоваться и как обезболивающее.

В этот период также использование некоторых других препаратов, но, в отличие от двух предыдущих, перед их приёмом все же следует проконсультироваться с врачом. К таким лекарствам относятся:

  • Диклофенак;
  • Лидокаин;
  • Ультракаин (предпочтительнее, чем Лидокаин);
  • Но-шпа.

Фотогалерея: обезболивающие препараты, допустимые в период грудного вскармливания

В завершение лишь заметим, что ибупрофен и парацетамол — это не торговые названия препарата, а действующее вещество. Когда фармацевт советует приобрести Панадол, Эффералган или Нурофен, он совершенно прав: это можно!

Видео: и ещё раз об опасности анальгина

Терпеть боль — это в корне неправильно. Кормящей маме тем более не следует этого делать, ведь её эмоциональное состояние непосредственно отражается на малыше, да и количество грудного молока напрямую зависит от того, насколько хорошо чувствует себя кормилица. Лучшее средство избавиться от боли — найти и устранить её причину, и к этому в идеале нужно стремиться. Конечно, в реальной жизни это не всегда получается, и в этом случае на помощь, действительно, могут прийти обезболивающие препараты. В период грудного вскармливания с такой целью можно использовать ибупрофен или парацетамол, но анальгин кормящей маме прямо противопоказан.